opennessoff
Ничей. ©
14.01.2014 в 08:25
Пишет Crazycoyote:

Mama, I'm coming home...
Я буду продолжать сумбурно выплевывать из себя куски мыслей о третьей серии... что-то большое и связное пока не могу, а поговорить хочется.

Я опять со своими композиционными закидонами. А _они_ опять делают какие-то страшные вещи.
Финал третьей серии "зеркален" неоднократно.


Во-первых, он повторяет финал Рейхенбаха, со всей очевидностью. Много раз. Спасение друзей и жертва собой - очевидно. Выстрел в голову - в которую Джим себе выстрелил, чтобы Шерлок не мог оттуда достать информацию (да, по этой параллели все же выходит, что дело именно в этом), тут стреляет Шерлок, чтобы уничтожить информацию в голове. Очередной перевертыш из множества перевертышей. Еще один - безвыходность ситуации. Шерлока снова вынуждают идти на крайние меры. Но на принципиально другом уровне. Что ты будешь делать, когда действительно вообще, совсем, абсолютно ничего нельзя поделать? И "уничтожение репутации" Шерлока тут тоже отнюдь не фейк Мориарти: он совершает убийство. Ну и конечно неустаревающее: "One day we'll be standing around a body and Sherlock Holmes will be the one who put it there." Я говорила, что нам весь сезон будут показывать Рейхенбах - ну вот они и закончили на Рейхенбахе, который еще злее, чем предыдущий. Весомогрубозримее.
Да, это кстати одна из основных претензий к сезону - чего это он весь такой нетонкий, неэстетский, невысокоинтеллектуальный? И я наконец-то поняла, что люди говорят не о том, насколько "умно" это сделано, ибо сделано это по-прежнему очень умно, но им же не мерещится... Нет, не мерещится. В прошлом сезоне нашего мальчика тыкали тонким и острым, в этом - бьют по балде кувалдой, с завидной регулярностью. И сразу хочется вопросить - ЗАШТО? Точнее, зачем. Зачем делать вот это человеку, который в общем-то два года не ромашки собирал на лугу зеленом, вернулся наконец домой - и вернулся "более лучше" чем был? Вообще это для меня был главный вопрос сезона... Я на него себе еще долго буду отвечать, хотя "рабочую версию" уже придумала. Мы начинаем от точки, в которой совершенно понятно, что за два года и Шерлок изменился, и реальность, в которой он жил раньше и которую считал своим домом, изменилась. И вот он в этой всем, как хрен в конопляном поле, совершенно не понимая, как не только на самолете из Сербии прилететь, но и жить в этом всем дальше. Мы смотрим этот сезон "из Шерлока". И все, что там происходит - оно происходит очень по-шерлоковски. Он не может мягко и аккуратно, последовательно "притираться" к новому себе, к новым обстоятельствам. Что бы там у него ни улучшилось, замашки в эмоциональной сфере у него остались все те же: щас мы тут все починим с помощью киянки и такой-то матери. Максималист, гребаный максималист. И дитё. Повзрослевшее, вроде, но все равно дитё - по-детски наивное, искреннее и прямое, как железная рельса. Его "возвращение" длинной в три серии - это такой разудалый галоп верхом на слоне, на котором он вламывается в реальность. Странно, чего это все так как-то не так получается... периодически.
Штука в том, что Шерлок Холмс на само деле не любит изменения. Ну да, ему надо, чтобы все время происходило что-нибудь интересненькое, чтобы не было скучно, чтобы была работа для мозга. Но при этом вещи, которые он считает "домом" и "тылом" должны оставаться строго на отведенных им местах. Иначе неуютно. И за два сезона у нас происходит эволюция этих вещей от черепа на каминной полке до того, что мы теперь в третьем сезоне наблюдаем. А потом эволюционируют сами вещи. И вернувшийся Шерлок понимает, что "миссис Хадсон череп унесла" - все стоит и лежит не там, где он его оставил, в комнате прибрались, пыль стерли, микроскоп переставили. Сволочи. Как с этим жить дальше? И вот он весь третий сезон усиленно пытается "жить дальше", при этом вариант "просто пообвыкнуться" с ним не прокатывает. Галоп на слоне и кувалдой по голове. Только так, только хардкор. Не удивительно, что к концу сезона нас возвращают обратно в Рейхенбах. В поворотную точку, после которой Шерлоку снова, вроде как, суждено исчезнуть из Лондона - и, вполне возможно, умереть уже по-настоящему. Если рассматривать всю эту штуку не в сюжетном, а в символическом плане, на уровне "что происходит в голове у Шерлока, какие изменения", то сцена убийства Магнуссена - это "да, повторись вся эта ситуация, я бы поступил так же, невзирая на последствия". Принятие не самой ситуации "жертвы" - ее он принял еще во втором сезоне, когда на крышу пошел. Принятие всех последствий, которые с этим связаны, какими бы неприятными они ни были.
И вот когда Шерлок уже все принял и готов улететь и помереть - внезапно происходит в точности обратное: он наконец-то возвращается. По-настоящему. Гештальт закрылся. (Интересно, что мотивация его возвращения на британскую землю в обоих случаях одна и та же: ты нужен Британии, сынок. Тоже зеркально).

И с этой вот точки зрения сцена прощания Шерлока и Джона у самолета, безусловно, зеркалит сцену их встречи в ресторане. При этом Шерлок ведет себя в целом примерно так же: не может ничего выразить вслух и шутит идиотские шутки. А вот Джон ведет себя принципиально иначе. И очень важно - как именно. На самом деле, вообще ни рожна не принципиально, сколько эмоций и переживаний он показывает на лице, в голосе, в движениях. В этой сцене не важно количество эмоций. Хотя по законам мелодрамы, как и в первой серии, хочется совсем другого. Но тут не мелодрама. Давайте просто примем это, как факт. Не она это. Главное в сцене у самолета - количество принятия. Шерлок снова шутит тупые шутки и не может ничего внятного сказать, а Джон... просто ничего от него не требует. Ни привычного своего "Баранкин, будь человеком", ни "объяснись со мной нормально", ни "перестань говорить хрень". Джон позволяет Шерлоку быть Шерлоком, абсолютно и полностью это принимая. Вообще для меня в Джоне Уотсоне всегда самым главным было именно это: принятие. Он, с моей точки зрения, "подходит" Шерлоку не потому, что является непогрешимым моральным ориентиром, светочем этики или что-то в этом роде, а потому что способен Шерлока _принять_. Даже когда считает, что Шерлок ведет себя, как полное записное мудило - все равно способен принять. У Джона Уотсона большое сердце, в котором много места. И главное в нем - это способность сказать "окей, ты циничная скотина, которая периодически ведет себя отвратительно, но ты все равно мой друг и я все равно тебя люблю". При этом всем он все равно регулярно Шерлоку полощет мозг на тему "Баранкин, будь человеком". Потому что ну как же так.
Собственно, весь слом в первой серии, весь гнетущий пиздец, происходит именно из-за того, что Джон в первый раз за все время Шерлока не принимает. И мы получаем интересную картинку: вот у нас есть адинокий байронический Шерлок, который на два года продолбался из реальности, а вот есть реальность, в которой остался Джон. И там, в этой реальности, течет время, все два года. И Шерлок возвращается в полнейшее блякудаяпопал. Неприятие Джона - последняя точка, после которой дальше ехать некуда. Незыблемая два сезона константа, которая вдруг поломалася. От нее можно только вверх. Что мы в дальнейшем и наблюдаем. Но тут знаете что любопытно? Что Шерлок всю дорогу не верит в то, что ситуация развивается вверх. (Вы еще не забыли, что мы из его головы на вещи смотрим?) Вот первая серия. В конце Джон прямо говорит, что прощает его и считает лучшим в мире человеком. Но когда в следующей серии Джон предлагает ему стать тем самым "best man" на свадьбе (дааа, я только что заметила эту игру слов - и сама офигела), Шерлок настолько не верит, что впадает в ступор. Кстати, первая серия возвращает наших мальчиков к совместной работе - а вот вторая уже "пра атнашения". Это более глубокий уровень возвращения и приятия. При этом Джон и Мэри всю дорогу убеждают Шерлока, что никакие свадьбы, никакие изменения в жизни друга не смогут изменить этого друга к нему отношение. А Шерлок не верит все равно - и уходит в ночь глухую (а заодно кресло Джона из гостиной убирает, драма квин наша). Его-то как раз готовы принять в изменившуюся реальность, целиком и полностью, а вот он оказывается не готов туда встроиться. Он боится. Он не уверен. Ему легче принять ту хрень, которую ему несут Майкрофт и миссис Хадсон, заодно с привычным одиночеством. Чем тот факт, что он для Джона и Мэри - даже не просто друг семьи, а фактически член семьи.
Окей, зашибись, а чего у нас в третьей-то серии происходит? А в третьей серии, дети мои, у нас происходят "психопаты". Первая серия - да, Шерлок, ты все еще отличный детектив, и мы тебя за это любим. Вторая - да, Шерлок, ты к тому же прекрасный друг, и мы тебя за это обожаем. А вот третья... Поскольку все идет по нарастающей, она самая сложная. Она про главное. Про то, что было для Шерлока, возможно, ключевой вещью, за которую он выбрал Джона: "ты на всю голову ебанутый, но я тебя и такого люблю".
Тут чего интересно-то? Если вначале Шерлок попал в уйутненькую реальность "нормального" Джона Уотсона, которому тут и без Шерлока два года было хорошо, который наконец-то смог жить нормальной жизнью, все то, о чем мы так долго мечтали... То в третьей серии эта "уйутненькая реальность" Джона начинает рассыпаться на глазах, как карточный домик. Начинается все с его давних кошмаров и с того, что он из тихой семейной жизни прется в притон вытаскивать малознакомого наркомана. Чем продолжается - вы и так знаете, ха-ха-ха... Мне кажется, тут наконец делается понятно, что Шерлока все же не совсем глючит. Он не настолько тупой, наивный и деревянный все же. Он не верит, что Джон его принял обратно, потому что Джон все это время последовательно врет самому себе. "Я хороший мальчик и добропорядочный англичанин, а не чувак, таскающий пистолет на рождественский ужин у родителей лучшего друга". Да, с Джоном в этом сезоне что-то капитально не так. Вот только не в конце, а вначале. И вплоть до третьей серии. Так что она у нас проходит под девизом: "Джон, давай ты уже перестанешь выебываться и примешь суровую правду жизни". Примешь, блять. Займешься уже тем, что у тебя получается лучше всего. Тем, для чего ты в первую очередь на этом белом свете боженьке и ноосфере нужен.
Так что я прекрасно понимаю, почему Мэри оказывается тем, чем оказывается. И почему Джон прощает ее. Увы, я прихожу к выводу, что этого никак не понять, если противопоставлять Шерлока и Мэри друг другу. Этого делать нельзя, вообще нельзя, это ломает логику повествования и логику персонажа. У Джона Уотсона большое сердце. Если там уже поместились двое близких людей, нельзя выкинуть одного. Это будет значить, что сердце Джона имеет какие-то строго очерченые границы. А оно должно быть бесконечным. Если второй из поместившихся тоже оказывается таким же ебанатом, как и первый, и Джон оказывается не готов его принять, это обессмысливает Джона. Это означает, что он принимает Шерлока (Шерлока! Шер-ло-ка!) не безусловно, а только потому, что тот делает какие-то менее недопустимые вещи. Сделает более недопустимые - попиздует на хуй из жизни Джона вслед за женой. А так нельзя. Джон принимает их не потому, что они "все равно хорошие". Джон принимает их, потому что он их любит, а они любят его, по-настоящему. И за это можно многое простить. Ради этого можно многое простить. практически все что угодно, как бы страшно это не звучало с точки зрения "общечеловеческой" морали и нравственности. Но где вы, простигоссподи, видели в этом сериале общечеловечекую мораль и нравственность?
Джон - никакой не моральный компас и не этический ориентир, ради бога. Вам приблазилось. Джон - адреналиновый наркоман, способный жить под одной крышей с психопатами, который усиленно пытается делать вид, что он нормальный. Долго и безуспешно пытается. Превращение Джона в этой серии действительно, наверное, многим кажется страшным. Тем, кто считал его "простым хорошим парнем", которым он старательно пытался быть. Понимаете, тут просто надо перескочить на другой уровень, далекий от общечеловеческих ценностей, как мозг Шерлока Холмса. Тогда все вернется на свои места. У Джона Уотсона настолько большое сердце, что он готов любить не только хороших людей. Он готов везти в больницу наркоманов, он готов называть вот это кудрявое уебище, которое помолвилось с девушкой ради проникновения в здание, лучшим другом. У него такое большое сердце, что его хватает любить всех и хорошо относиться ко всем. Жалеть всех и принимать всех. Даже тех, кто поступает дурно. Даже тех, кого он ни рожна не понимает - а Шерлока он никогда не мог понять толком. Счастья всем, даром, и пусть никто не уйдет!
Вообще-то эти два его ручных ебаната, Шерлок и Мэри, когда на два голоса ему втирают про то, что он и сам - нифига не "простой нормальный человек", тоже нихрена не понимают. Потому что ебанаты, оба. Нет, они ему все правильно говорят: он именно вот этот вот тип пристукнутых выбирает из-за своих личных особенностей и потребностей для совместной жизни. Но _любит_ он их не потому, что они такие вот красивые и умеют в людей стрелять. Любит он их, потому что умеет любить и принимать, невзирая ни на что. Ему даже его вечные попытки играть в нормального не мешали любить и принимать Шерлока, который от нормальности далек, как Арктика от Антарктиды. И дальше бы не помешали. Но эту лавочку с "я нормальный, нормальный я (и не гей!)" пора было прикрывать. Потому что вранье себе ни до чего хорошего не доводит никого. И потому что Джону тоже надо было совершить полный круг превращения, вернуться в исходную точку и принять действительность. Только тогда все могло "щелкнуть".

Интересно, что круг, который совершает Джон, больше. Потому что если Шерлок возвращается в Рейхенбах, то Джон - возвращается в Этюд. Эта сцена у самолета - еще и "зеркало" концовки Этюда, с его "ты только что убил человека - это был не очень хороший человек", с его "мы не можем хихикать на месте преступления". Возвращение в самую первую, начальную точку. На другом уровне. На новом витке спирали. "Зеркальность" сцен в ресторане и концовки Этюда еще и в том, что там это - истории о встрече, а тут перед нами (вроде как) - сцена о расставании. И, разумеется, это тоже задает ей принципиально иной тон. Она не может быть настолько веселой и мажорной, как конец Этюда, поэтому смех тут несколько грустноватый и шутки слегонца вымученные. Люди думают, что они прощаются если не насовсем, то очень надолго. Но понимаете в чем штука... она и грустной быть не может. Не должна. Не должна быть мелодраматически-надрывной. Потому что она не про "расстаемся с тобою навек", на самом-то деле. Она - про завершенные гештальты. Про принятие. Про отпускание. Принимать и отпускать надо с легким сердцем, как бы не было тяжело. Если этого не делать - будет как в начале сезона. Пиздец будет. И никто ничего не примет и не отпустит никогда. Все будут страдать об реальность и биться об асфальт, страдать и биться, страдать и биться - и так до бесконечности.
Мы видим этих двух удивительных людей в совершенно удивительный момент. Запомните его, пожалуйста. Он очень важный. Мы видим их тогда, когда они полностью приняли самих себя и друг друга. Оба. Целиком. Совсем. Вообще. Это нулевая точка перед началом нового витка. И несмотря на то, что они на тот момент ни про какой новый виток еще не подозревают - там все равно "штиль". О чем могут друг другу сказать два человека, которые уже все друг другу сказали и все друг про друга поняли, которые все друг другу простили и все друг в друге приняли? Только нести чушь про имя будущего ребенка, честное слово. Все остальное только испортит... Мелодрама тоже все испортит. Сломает чистоту момента. Его звеняющую, абсолютно спокойную ясность. Принятие. Полное принятие и отпускание. Шерлок отпускает Джона, понимая, что тот не собирается и никогда не собирался его никуда бросать. Джон отпускает Шерлока, понимая, что тот никогда не собирался и не собирается на него наплевать.
И да, они там "меняются местами". Еще одно "зеркало". Слишком эмоциональный для самого себя Шерлок и слишком безэмоциональный для самого себя Джон. Они там каждый "стоят на месте другого", в некоторой степени - в той степени, в которой вообще в состоянии это сделать. И каждый думает не о себе. Джон думает, как не отягощать Шерлоку прощание и эмоционально тяжелый момент еще сильнее. Шерлок думает, как попрощаться с Джоном так, чтобы тот увидел его эмоции. Шерлок хочет, чтобы Джон увидел его эмоции. Джон хочет, чтобы Шерлок не был вынужден "изображать человека". Они там полностью друг для друга, а не каждый для себя.
Это очень важный и совершенно прекрасный момент серии. Но мелодрамы там нет, это правда. Ее вообще в сезоне нет, ни на грамм. Потому что весь этот сезон на самом деле еще и про то, что сраная мелодрама - это сраное говно, в котором ни настоящих чувств, ни искренности, ни радости. Что настоящее возвращение - это не когда тебе бросаются на шею с рыданиями, а когда колесики касаются взлетной полосы - и ты уже в этот момент знаешь, что вернулся домой. Потому что дом - это место, где ты нужен таким, какой ты есть. Где тебя принимают.

URL записи

@темы: шерлок bbc, сериал, adore <3